Специальное предложение
Контакты

428022, ЧP, г. Чебоксары,
Хозяйственный проезд, 3
Тел./факс: +7(8352)63-36-62, 63-68-07
E-mail: agrolizing@bk.ru

Главное — гарантировать доходность агробизнеса

Заместитель председателя комитета Госдумы по аграрным вопросам Айрат Хайруллин рассказал «Агроинвестору» о том, как понятное ценообразование на сельхозпродукцию может поддержать рентабельность, что Россия могла бы перенять из зарубежного опыта, и  почему зерно лучше экспортировать, чем держать в госфонде.

«Сельское хозяйство — капиталоемкая отрасль, и чтобы оно было прибыльным, нужно гарантировать сельхозпроизводителям доходные закупочные цены. Сейчас же на большей части страны рынок разбалансирован, что серьезно влияет на рентабельность бизнеса. Так, например, экспортеры с учетом возмещения НДС продают зерно по цене до 18 тыс. руб./т. Чем ближе к портам, тем зерно дороже: в среднем стоимость колеблется на уровне 12-15 тыс. руб./т. При этом в Приволжье его не всегда могут продать и за 8 тыс. руб./т, хотя с учетом затрат на доставку в порты по железной дороге (2-2,5 тыс. руб./т) должны бы реализовывать по 12 тыс. руб./т. При себестоимости около 8 тыс. руб./т одни продают по 6 тыс. руб./т, другие — по 15 тыс. руб./т, а в среднем статистика показывает цену в 10 тыс. руб./т, и у всех получается рентабельность 25%. Но на деле у кого-то она достигает 100%, а кто-то получает убыток в 30%.

Если обеспечить доходность сельхозпроизводителей, понятное ценообразование на продукцию, то Россия накормит 1,3 млрд человек и зерном, и мясом, и молоком. А чтобы это сделать, нужно учесть положительную мировую практику. Еще лет двадцать назад Китай не мог сам себя обеспечить продовольствием, а сейчас страна производит больше зерна, чем США и Россия. В прошлом году в пересчете на рубли закупочные цены на зерно в КНР составляли около 25-26 тыс. руб./т, и от этого уровня отталкивались мукомольная и комбикормовая промышленность и все другие отрасли.

У нас есть «Объединенная зерновая компания» с разветвленной сетью элеваторов по всей стране, а государство умеет проводить интервенции.
Только непонятно, зачем это зерно потом хранить по пять-шесть лет, тратя огромные бюджетные деньги, и при этом теряя в качестве. Государство должно выстроить дифференцированные закупочные цены в регионах, а госкомпания — экспортировать это зерно, обеспечивая доходность сельхозпроизводителей. То есть проводить интервенции не для того, чтобы складировать зерно, а чтобы задавать тон по цене. Например, в Татарстане или в Самарской области объявляется цена 13 тыс. руб./т за 3-й класс. Закладываем 500 руб./т на услуги элеватора, 2,5 тыс. руб./т на доставку до порта Кавказ. При экспортной цене выше 16 тыс. руб./т государство еще и заработает, хотя было бы правильнее, чтобы оно оставляло себе только сумму на покрытие расходов, а дополнительная прибыль распределялась среди сельхозпроизводителей. При грамотно выстроенной ценовой политике мы сможем не тратить большие деньги на субсидии из бюджета.

Аналогично можно работать и в молочной отрасли. Закупочные цены на молоко-сырье сейчас убыточные, с каждого литра молока производители получают минус пять-шесть рублей, при этом на полках магазинов молочная продукция только дорожает. Здесь тоже можно обратиться к зарубежному опыту.

Лет тридцать назад в Канаде возникла серьезная угроза для молочного животноводства со стороны американских фермеров, которые были сильнее, у них были более дешевые деньги. Канада на время закрыла свой рынок и объявила внутри страны прибыльные для сельхозпроизводителей закупочные цены, посчитав затраты на корма, инвестиционную составляющую, заложив рентабельность, чтобы сделать отрасль привлекательной. При этом для разных переработчиков были установлены различные цены на молоко-сырье: производителям мороженого — самые высокие, поскольку у них очень хорошая рентабельность, для тех, кто выпускает сухое молоко — ниже закупочных. Благодаря такому ценообразованию и перекрестному субсидированию госкорпорация, которая регулировала рынок, получала еще и небольшую доходность. Канадские производители молока смогли стать сильными и устойчивыми. Кстати, вице-премьер Алексей Гордеев в бытность министром сельского хозяйства, когда между производителями и переработчиками молока возникли проблемы, говорил, что он готов пойти к президенту и объявить, что мы уходим от рыночного ценообразования, и будем внедрять канадскую модель, что всегда приводило в чувства переработчиков и помогало выровнять закупочные цены.

При правильном выстраивании рынка мы можем добиться повышения капитализации агросектора, он станет более привлекательным для инвесторов. А это значит, что и доходы людей, занятых в сельском хозяйстве, вырастут».

Комментарии запрещены.